Homo Sapiens Uber Alles - рецензия на фильм "Война за планету обезьян"

19.07.2017
0
932
Библейский геноцид
7/10

Режиссер: Мэтт Ривз
В главных ролях: Вуди Харрельсон,Энди Серкис, Стив Зан, Карин Коновал, Терри Нотари
Дата выхода в Украине: 13 июля 2017 года

Как снять экшен с умными обезьянами, засунуть туда кучу библейских отсылок и Холокост, в итоге заставив людей чаще смотреть на себя в зеркало.

Трилогия «Планеты обезьян» наконец-то завершилась. Одни считали ее очередной «трилогией из приквелов», моду на которые задал еще Джордж Лукас в начале «нулевых», другие постоянно находили логические и смысловые несостыковки в сюжете. А большинство зрителей просто получало удовольствие от качественного CGI – ради них и снимались первые 2 фильма. Но не третий – его Мэтт Ривз снял для себя, наконец-то показав миру, что он не так прост, как о нем думали.

Сюжетно “Война” продолжает историю второй части: кровопролитный конфликт разумных обезьян и людей длится уже несколько лет, имя предсказуемую динамику: ни одна сторона не может победить. После того, как Цезарь победил радикального сторонника войны с людьми по имени Коба (да-да, оммаж к Сталину), приматы хотят лишь мира и спокойствия в новых землях, которые ищет для них сын Цезаря. “Земля обетованная” находится, осталось только добраться туда. Есть только одно “но” – люди.

Как и было заявлено еще в первом фильме (снятом Рупертом Уайаттом), новая трилогия перезапускает четвертую часть оригинального пятифильмия, где люди ударяют по тоталитаризму и угнетают обезьян. Все это выкрасили в современные цвета: генные эксперименты, жестокое обращение с животными и болезненная ксенофобия. Обезьяны здесь комбинируют самые трагические моменты истории еврейского народа: бегство из Египта, Холокост и скитание Моисея. Который, к слову, ненадолго становится Иисусом.

Налицо почти классическая преемственность биологических видов: в третьей части Цезарь и некоторые его сородичи практически освоили человеческую речь на уровне удобоваримых диалогов, в то время как люди остаются практически немыми. И дело не в вирусе, который лишает речи. «Человеки» не рассуждают, не спорят о собственном будущем, не пытаются понять окружающий мир. У них остался только оголенный нерв инстинкта выживания – прямо как у зверей. Они сражаются против природы, против поумневших обезьян, даже против самих себя, хотя на счету каждый здоровый человек, и вообще не мешало бы объединиться ради выживания и победы над вирусом. Тем не менее, люди – существа упрямые, и не будут сдаваться на милость эволюционным кульбитам так просто. Эта ситуация рождает «демона» или, скорее, «голема» - Полковника.

Людей можно понять. Новый вид сильнее физически, более выносливый и обладает иммунитетом к опасной болезни. Безысходность и отчаяние представляют нам человечество во всем его мрачном великолепии. Хотели понять, как выглядит "гибель богов", но не котируете "Чужой: завет"? Пожалуйста.

Победа или Вальгалла

Безусловно, 2017-й год – это год наследования Кубрика и особенно Фрэнсиса Форда Копполы по части «вьетнамизации» военных конфликтов. Их эстетические нарративы вытянули абсолютно картонный блокбастер «Конг: Остров Черепа» (рецензию на него можете прочитать здесь) на крепкую середину, но намного сильнее они ощущаются в «Планете обезьян». Здесь нет панорамных отсылок к «запаху напалма по утрам», а Кубриковские надписи «Monkey Killer» на касках не выглядят как «легкая прогулка по джунглям» – это ритуальные тату, боевая раскраска коренных жителей, которые ступили на последнюю «тропу войны».

Особенно круто здесь смотрится Вуди Харрельсон, схожесть которого с Марлоном Брандо  чудом не скатывается в кальку. Сам актер в одном из интервью признавался, что очень не хотел быть похожим на Брандо – что ж, у него не получилось, слишком сильная эмоционально-смысловая связка.

Тем не менее, реинкарнация удалась,  отчего пленение, эксплуатация и содержание «сынов Цезаревых» выглядит не как сюжетное клише, а та самая «тотальная война». Солдаты боготворят радикального спасителя от вируса, готовы идти за него на смерть (и придется), и даже некоторые приматы подчинились ему, исполняя роль слуг и с позорным клеймом «Donkey».

В этом фильме очень легко симпатизировать несчастным обезьянкам, которые просто хотят жить, но люди хотят этого не меньше. Все достижения цивилизации и науки на пороге гибели, а творцы должны отдать родной дом в руки своего же творения. Так ли неправильно выживать любой ценой?

На фоне такой агрессии Цезарь в исполнении Энди Серкиса (он же Голлум из «Властелина Колец, если помните) переживает личный душевный ад: жажда мести становится губительной для его племени, а воспоминания о зверствах Кобы становятся личными Пилатом, Голгофой и копьем Лонгина в одном флаконе. Сцена с распятием Цезаря окончательно уравновешивает убого-комичные диалоги приматов, уводя фильм от аркадной пропасти и возвращая зрителя к сказанию о мытарствах «обезьяньего народа».

Затянутость фильма ощущается хорошо, но Ривз умело разбавил ее наличием комической «Очень-Плохой-Обезьяны» (Стив Зан), маленькой девочки по имени Нова, олицетворяющей будущее людей, а также массовым батальным полотном и приходом обезьян на «Землю Обетованную».

Нет, это не спойлер, а самая очевидная сцена для тех, кто видел первые два фильма трилогии. Неважно, в каком именно порядке, можно даже один. Потому-то, несмотря на обилие CGI и необходимость осваивать бюджет при помощи блокбастерных штампов, фильму удалось показать себя в духе «Черного зеркала» – мы являемся людьми не в силу биологии, а вследствие эволюции и непрерывного ментального развития. Прекратим развиваться – вымрем без шансов, а наше место займут наши  же творения. Ведь, как говорил андроид Дэвид в «Прометее»: «Все мы глубоко в душе хотим, чтобы наши родители умерли».

19.07.2017
0
932