Прощай, ковбой: рецензия на мультфильм «История игрушек 4»

Прощай, ковбой
8/10

"История игрушек 4" показывает, как сделать четвертый фильм 25-летней серии действительно актуальной и универсальной историей, которая веселит детей и говорит со взрослыми.


Современный полнометражный мультфильм — это не просто развлечение для детей. Да, мультипликация в основном ориентируется на детскую аудиторию, пытается угодить ей и рассказывать простые и понятные истории в ярких красках и с веселым героями. Но в основном современные мультифильмы имеют ту же цель, что и большинство хорроров — для взрослых зрителей. Они дают кратковременное развлечение через эмоциональное переживание: в одном случае это смех, в другом — страх.  

Среди анимационных историй лишь единицы учат чему-то важному и служат прививкой от ненависти через развитие эмпатии. Воспитывают чувство сострадания, внимания и уважения в век всеобщей прокрастинации и рассеянности. Такие мультфильмы до сих делает разве что студия Pixar — потому что могут себе позволить. Особенно когда это финал великой «Истории игрушек».

История игрушек 4 - Базз Лайтер, который в этой части стал немного туповат

Сложно оценить значение Toy Story для Pixar. С нее началась полнометражная фильмография студии, и это был первый мультфильм, полностью созданный трехмерным при помощи компьютерной графики. Выбор игрушек как персонажей тогда мог быть и прагматичным решением. Студия показала, что может сделать то, чего не могли другие, но при этом не были заметны недостатки в детализации — это ведь игрушки, а не люди.

К слову, это стало одной из особенностей их анимации. Несмотря на поразительную детализацию окружения, герои — особенно люди — все равно не становятся фотореалистичными копиями живых созданий, как, например, в короткометражке Beyond the Aquila Drift из первого сезона «Любовь, смерть и роботы». Зачем это Pixar? Именно так аниматоры сохраняют атмосферу «мультяшности», оставляют мультфильм тем, чем он был в «старые-добрые времена». Первая «История игрушек» вышла 25 лет назад, и сейчас все подряд делают 3D-анимацию. Возможно, именно благодаря своему подходу Pixar остаются непререкаемым авторитетом в создании анимационных историй — как по части визуальной проработки, так по глубине сюжетной. 

В проработке и заключается вторая причина успеха Pixar — детская история станет великой лишь тогда, когда будет интересной и взрослым. Когда сможет развелесить ребенка и пробудить внутреннего ребенка в сидящем рядом со своим чадом взрослом. Пробраться сквозь хитиновый покров бытовых проблем, неудач, переживаний и ответственности — к тому самому ребенку и вызвать в нем давно забытые эмоции. 


Читайте также: наша рецензия на 1 сезон мультсериала "Разочарование" от создателя "Симпсонов"


Именно это в свое время сделала «История игрушек 3», которую многие считали идеальным завершением истории. Первые три фильма строились на постепенном взрослении мальчика Энди — по мере выхода этих частей взрослели и те, кто на момент первой части был ребенком. В 2010-м, наряду с детьми, которые видели в новом мультике красивую картинку и зрелищное развлечение, многие видели по-настоящему экзистенциальную драму. О прошлом, которое уходит навсегда и которое нужно уметь отпускать. О жизни, которую надо ценить и смерти, которой не стоит бояться. И, конечно же, о памяти всего хорошего: не пустить хотя бы скупую слезу по своим забытым друзьям-игрушкам, которые сейчас пылятся где-то в родительском доме, просто невозможно. 

Продолжать историю, которая закончилась настолько сильно и убедительно — серьезно? Чем еще можно удивить зрителя, пережившего кадр с отъезжающим в колледж Энди? У многих бы не получилось. Но многие сюжеты — не «История игрушек», одна из последних по-настоящему эмоциональных историй, сделанных не по клише мультипликации, а на основе фантазии и реального переживания ее создателя. «История игрушек 4» справилась с этой задачей — мультфильм не стал неуместным продолжением, но лишил историю всех недосказанностей. Приковал внимание детей и задал взрослым по-настоящему важные и нужные вопросы. 

История игрушек 4 - Дюк Бубух

Мультфильм сходу ставит зрителя перед ощущением невостребованности — какие-то родители уже могли ощутить его по отношению к своим взрослым детям, кому-то еще предстоит, но именно это сходу устанавливает со взрослым наиболее прочную эмоциональную связь, Находит именно те ниточки, за которые тянула прошлая часть, и связывает их в уже новый узел. Режиссер-дебютант Джош Кули вырос профессионально именно на проектах Pixar, а потому точно знает, что делает. 

Да, дети будут в восторге от картинки, новых персонажей вроде плюшевой пары Утя-Зая или долбанутого каскадера-мотоциклиста Дюка Бубуха (его озвучил Киану Ривз, причем через открытое прослушивание, срочно канонизируйте этого парня!), а также от юмора. Но их родители в поразительно детальной аллегории увидят, что же случится с ними, когда дети уедут из родительского гнезда жить своей жизнью, а они останутся с образовавшейся пустотой — вдвоем или, что еще страшнее, наедине. 

История игрушек 4 - Вуди и Вилкинс

Ковбой Вуди оказался именно в такой ситуации: он отпустил Энди, ради которого жил, но девочка Бонни его не заменила. У нее другие интересы, а Вуди прежней связи не чувствует — потому что ее нет. Ее любимчиком становится сделанная из мусора фриковая фигурка Вилкинс (в украинской локализации он звучит гораздо милее — Виделик). 


Читайте также: наша рецензия на украинский анимационный фильм "Украденная принцесса"


История игрушек 4 - Вилкинс (Виделик)

«История игрушек 4» — это мультфильм в первую очередь о Вуди и его судьбе. Но именно персонаж  Вилкинса — один из двух важнейших героев истории. Тот считает себя мусором и хочет завершить свой жизненный цикл на помойке, а не играясь с девочкой. За менее чем два часа он успевает пережить экзистенциальный кризис почти без монологов, при этом разрушая морально-психологическую ловушку, в которой находится Вуди — мол, «игрушка может быть счастлива только тогда, когда принадлежит своему ребенку». 

История игрушек 4 - Бо Пип

Второй катализатор для Вуди — это, конечно же, Бо Пип, та самая потерянная пастушка, по которой мы все скучали. В ней, естественно (но не только в ней!), аккуратно зашита актуальная повестка феминизма. Фарфоровая кукла не желает быть чьей-то любимой игрушкой, предпочитая жить независимо в Луна-парке, путешествовать по стране. У Вуди становится вопрос, кто важнее: хозяйка, которая его не ценит, или Бо, которую он любит?

Другим персонажам «История игрушек 4» уделяет значительно меньше внимания. В мультфильме меньше Базза Лайтера, Джесси, супруг-картофелин, песика Слинки и остальных. Но это не выглядит как оплошность, а лишь наводит дополнительный фокус на центральных героев — ведь сам Энди в конце третьей части сказал, что Вуди особенный. Зато во вселенной наконец-то появляются криповые антикварные игрушки, например четверка жутких кукол-чревовещателей или подробная кукла-подружка Габби-Габби. 

История игрушек 4 - Габби-Габби

На последней фильм также раскрывается как драма. Уже второй раз игрушки оказываются в своеобразном чистилище /полустанке / доме престарелых — сначала садик, а теперь и антикварный магазин. Но если в первом хотя бы есть дети, то антикварный магазин — это настоящий мавзолей, и, чтобы выжить здесь, нужны или верные друзья, или неутихающая злоба. Раритетная кукла хочет быть счастливой с новой хозяйкой, но не может, ведь дети хотят ярких кукол, которых рекламируют по ТВ, а не изящных, но старомодных Габби-Габби. Мульт расправляется с этим конфликтом по-диснеевски мило и красиво, лишний раз показывая, как не меняющиеся и не стареющие игрушки все же имеют душу. 

Помните этих ребят?

Все это и делает финал «Истории игрушек» таким особенным. Кто-то увидит в нем тяжкую родительскую долю, кто-то — призыв жить для себя или избавится от тяжелых токсичных отношений. Последний проект Джона Лассетера показал, что Pixar все еще умеет задавать важные вопросы как никто другой, запаковывать сложные сценарии в чрезвычайно легкую форму анимационной истории. И, конечно же, выжимать слезы теплой ностальгии по ушедшему детству даже из самых черствых зрителей — но легко, нежно, будто опасаясь травмировать нас. Спасибо ему за это: ведь если в конце третьей части Вуди говорил «прощай, партнер» вслед уезжающему Энди, то теперь пришло наше время сказать «Прощай, ковбой».