Достоинство без предубеждений: рецензия на фильм «Зеленая книга»

27.01.2019
0
3 944
Достоинство без предубеждений
8/10

Как снять фильм, который понравится как Оскаровскому комитету, так и вашим родителям.


Американское кино очень любит показывать историю своей страны со всех ракурсов. Это может быть военная драма, сериал об алчных рекламистах с Медисон-авеню, криминальная фантик-адвенчура 80-х. Или же история о дружбе, которой нипочем любое неравенство: расы, денег, положения или таланта.

Во всех этих случаях современный американский кинематограф умудряется работать не столько с исторической достоверностью, сколько с героями, их эмоциями и личными историями. Режиссеры возводят сюжет вокруг этих историй, старательно выписывая на экране двух-трех персонажей, один из которых обязательно вызовет у вас эмпатию. Поэтому фильм интересно смотреть даже тем, кто не знаком с социальным контекстом Штатов. И его можно назвать кинопродуктом, а не очередной поделкой за государственные деньги.

Для фильма о реальной дружбе чернокожего пианиста Дона Ширли и итало-американца Тони Валлелонга можно было бы выбрать любого режиссера — и в большинстве случаев конечный продукт пытался бы подлизать актуальной медиа-повестке практически во всем. Но экранизацией занялся тот, кто для этой задачи вроде как подходит меньше всего — Питер Фаррелли, режиссер дилогии «Тупой и еще тупее», «Я, снова я и Ирэн» и «Муви 43». Как так вышло, что снимающему пердеж-комедии режиссеру удалось выдать один из главных фильмов года?

Во-первых, как Фаррелли и говорил в одном из интервью, он планировал снимать не кино с главной идеей «расизм — это зло», а экранизировать классную историю дружбы, в сценарии которой принимал участие сын этого самого Тони Влип, Ник Валлелонга. За солидных два часа даже у придирчивого зрителя не возникает ощущения, что фильм выполняет чьи-то квоты или же всеми силами старается понравиться.

Питер Фаррелли имеет большой опыт работы с комедией в плане внимательности к мелочам, делающих героев сценария живыми людьми. К счастью, ему хватило смелости и желания повернуть этот опыт от «ржаки ради ржаки» на цельный и важный сюжет. Благодаря этому история сбросила «тяжелую броню», избавилась от элитизма и просто была честной со зрителем. «Зеленая книга» содержит наивные стереотипы, которые не раздражают. Яркие и легкие на первый взгляд, но чрезвычайно точно выверенные диалоги, в которые спрятаны десятки мелких гэгов, дающих фильму то самое ощущение «на одном дыхании», которое нечасто встретишь в наш век пост-правды.

Естественно, все это стало реальностью благодаря актерам, чья химия на экране и уровень игры потянут статус «покоряем сердца не напрягаясь», а положение в Голливуде обратит внимание Киноакадемии. Вигго Мортенсен в который раз показал, что скандинавский актер может играть кого угодно: хиппи-отца, русского мафиози в Лондоне или болтливого итало-американца из Бронкса с бытовым расизмом в одной руке и нежной заботой о семье — в другой. Махершала Али вновь исполняет смелую во всех смыслах роль (просто обратите внимание на вывеску YMCA в одной из сцен и все поймете), требующую тянуть на себе основной груз драматизма и делать почти все важные актуальные заявления картины.

via GIPHY

Благодаря такой компоновке фильма и ее действующим лицам мы получаем почти каноническое бадди-муви, снятое по всем законам жанра, но грамотно разбирающее их на части, чтобы собрать снова. Чуть по-другому, но зритель видит нечто новое. В наличии два абсолютно не похожих друг на друга героя, но с переставленными наоборот социальными ролями: афроамериканец богат, играет классическую музыку, говорит утонченно и нестерпимо одинок. Белый же парень — типичный batya-style, поедающий курочку из KFC и зарабатывающий на жизнь чем придется. В дороге они спорят, общаются, находят компромиссы и в итоге видят друг в друге людей, а не назвязанные обществом и воспитанием стереотипы. Наверное поэтому смена социальных ролей не смотрится как болезненный реваншизм.

Не будем лукавить — «Зеленая книга» все же типичный оскаровский фильм. Как говорил один известный борец за справедливость: «Perfectly balanced. As all things should be». Следуя наставлению Дона Ширли, указывающему, что достоинство всегда побеждает, кино хранит его и не впадает в крайности и громкие заявления, даже когда это вроде как нужно. Никаких больших скандалов, никакого радикализма, никакого открытого противостояния реальности. После темы расизма в «Джанго освобожденном» или «Прочь» Green Book Фаррелли с этим интеллигентным стоицизмом смотрится как призрак безвозвратно ушедщего «золотого века» Голливуда. Это вовсе не плохо, нет. Это невероятно. Кому-то это покажется безвкусной манной кашей, но сложно представить более актуальную картинку для глобально расслоенного американского общества последних лет.

Отсутствие бурного конфликта и агрессии — вовсе не недостаток фильма, а скорее эволюция сюжета. Герои учатся друг у друга не столько толерантности, сколько тому, что слово «Человек» нужно писать с большой буквы. И лишний раз ненавязчиво напоминают об этом зрителю.

В итоге, «Зеленую книгу» очень легко полюбить именно из-за своего статуса «instant classic»: то, что мы можем не помнить, но что давно стало для нас эталоном качества, условным «золотым фондом», который приходит на ум, когда говорят «а посоветуй хорошее кино». Это не радикальный памфлет американского виджиланте вроде «Трех биллбордов на границе Эббинга, штат Миссури», но и не потакающая трендам «Форма воды» или, простите, «Черная Пантера». Это классная история, которую сыграли классные актеры и вложили в нее всех себя. Порой этого более чем достаточно.

27.01.2019
0
3 944