Ультрабессилие: что не так с фильмом «King’s Man» Мэттью Вона

Беда крайностей
5/10

13 января в прокат выходит «King’s Man» – новый фильм Мэттью Вона, рассказывающий, о том, как же возникла знаменитая шпионская организация «агентов-джентльменов». Приквел должен был рассказать об истоках частного шпионского ремесла в привычной для Вона иронично-жестокой манере. Но вместо этого фильм два часа скакал между слишком серьезными сценами Первой мировой и юмором на уровне пьяной версии шоу Грэма Нортона. Редакция Flashforward Magazine рассказывает, почему приквел о «Кингсменах» не получился таким, каким должен был.

Со времён экранизации комикса «Пипец» / Kick-Ass Мэттью Вон известен своим очень своеобразным чувством юмора и его красочной визуализацией на большом экране. Подобно еще одному британцу Эдгару Райту, Вон делает простые и до блеска затертые сюжеты небанальными благодаря нестандартным акцентам и набору специфических решений, которые вместе создают то, что мы привыкли называть «своя атмосфера». Если в случае Райта это рваный монтаж и приколы о мороженном, то в случае Вона мы видим смесь из «неудобного» юмора на грани и красочно поставленных драк.

Лучше всего его талант мочить приколы и снимать хореографически точные избиения проявился в первой части «Kingsman: Секретная служба». Режиссёр не только предельно точно понял агрессивно-ироничный настрой оригинального комикса The Secret Service от Марка Миллара и Дэйва Гиббонса, но и показал всему миру, что Колин Ферт может играть не только белых-пушистых героев мелодрам, но и брутально-галантных душегубов. Manners maketh man или кто понял, тот поймёт.

А старое-доброе ультранасилие в церкви по праву считается одной из лучших боевых сцен в кино:

«Kingsman: Золотое Кольцо», вышедшее через три года, настигло проклятие сиквелов: фильм похерил всю химию плохо скрываемого презрения между персонажами и смело перешагнул грань фола по части юмора ниже пояса, на которой первый фильм прямо-таки танцевал ирландскую джигу. Критики и зрители остались в смешанных чувствах, а потому при разработке приквела все думали, что Мэттью Вон точно учтёт все «но» и сделает то, чего все ждали.

От «King’s Man» который некоторые локализаторы перевели как «King’s Man: Начало», но не украинские, спасибо им, ожидали того, что сделала первая часть. Если «Секретная служба» стала одновременно лютой пародией на «бондиану» и улучшенной версией большинства фильмов Сэма Мендеса, то приквел был обязан высмеять основные клише исторических батальных фильмов, но при этом стать в чем-то лучше их. Что ж, Вон понял задачу слишком буквально и в этом главная проблема нового фильма.

«King’s Man» никак не может определиться, о чем он: то это военная драма о бессмысленности тотальной войны, то клюква с Распутиным, который танцует боевой балет во время ножевой схватки. Тот самый баланс между серьезностью и черным юмором, который фигурировал во многих фильмах Вона, испарился из его новой ленты быстрее, чем девальвировала немецкая марка времен Веймарской республики.

К слову, о Распутине – при всех перегибах в клюкве, он ощущался главным злодеем фильма, с которым и связана фирменная боевая сцена фильмов Вона. Однако на этот раз изобретательное смертоубийство вмещает историческую отсылку. Зрители могут не только угорать с момента, как Рис Эванс в гриме монаха и с повадками переевшего спидов тиктокера-каратиста танцует лезгинку и гопак одновременно. Бой Распутина и Оксфордов буквально иллюстрирует все покушения и способы убийства реального Распутина: удары ножом, пули, притопление в ледяной воде и т.д.

Всеми этими полярными решениями «King’s Man» стал чем-то средним между бондианой, сагой о Гарри Поттере и ситкомом. Фильму собрали едва ли не мощнейший актерский состав Альбиона со времен начала пандемии, но при этом они существуют в максимально утрированном мире, а который зачем-то добавили бытовые приколы. Разница лишь в атмосфере утрирования: Гарри Поттер романтизировал прошлое, а «King’s Man» издевается над началом ХХ века и Первой мировой. Самая годная издевка – монархов Британской, Германской и Российской империй играет один и тот же Том Холландер, в одно лицо выдавая сразу три комичных шаржа в духе Гитлера из «Бесславных ублюдков».

Однако быстрый переход от комедии к военной драме и обратно выглядит максимально неуместно, ведь зритель не успевает ни погрузиться в катарсис войны, ни как следует проникнуться моментами, когда, например, один титульный британский актёр вылизывает ногу другому, после чего блюет английским бисквитом.

Серьезная и даже трагичная тональность половины фильма показывает, что Мэттью Вон хотел снять антимилитаристскую драмеди, которая в равной степени раскрывает и высмеивает саму войну. Его можно понять, ведь Первая мировая война – святая тема для всех британцев. Та самая, «Великая война», из-за которой их страна перестала быть сверхдержавой, а целое поколение людей никогда не состарилось. Поэтому даже в опереточной атмосфере сменяющего друг друга юмора и экшена все мундиры военных выглядят правильно, а фронтовые окопы на контрасте серьезны и угнетающие. Увы, при этом режиссёр все же не сумел гармонично соединить серьезные темы и сатиру на них, и с каждым новым фильмом о Кингсменах ему удается это всё хуже и хуже.

Такой даунгрейд выражается во всем, включая персонажей. Сценаристы решили прописать ярко лишь старшего герцога Оксфорда (Рэйф Файнс), а остальных, даже других основателей Kingsman – лишь бледными штрихами. Да, мы поняли, что Файнс умеет играть дворян и вообще прекрасный актёр, но для большого фильма этого мало.

Из-за всего этого «King’s Man» не оставляет после просмотра той легкости, которую дарили предыдущие части, оставляя лишь ощущение ультрабессилия режиссёра. А когда серия фильмов лишается того, за что ее ценили, нужно или менять подход, или закрываться.