Королева фарса: рецензия на шестой сезон "Карточного домика"

17.11.2018
0
1 749
Королева фарса
3/10

Финальный сезон одного из главных сериалов современности стал живым воплощением того, как власть развращает и превращает в то, чего стоит стыдиться больше всего


После громкого скандала с якобы имевшими место 25 лет назад сексуальными домогательствами, Кевин Спейси в мгновение ока превратился из одного из самых популярных и уважаемых актеров Голливуда в токсичного изгоя, от которого тут же поспешили дистанцироваться все кинокомпании.  С ним начали разрывать контракты, а в уже готовых и еще не выпущенных в прокат фильмах – вырезать. И если в тех же «Всех деньгах мира» этот процесс прошел безболезненно (хотя лента была бы барахлом при любых раскладах), поскольку Спейси там играл роль второго плана, то вот в «Карточном домике» на его харизме держалась большая доля успеха сериала. Тем не менее, после паузы в съемках создатели шоу решили персонажа Спейси убить за кадром и вывести на первый план героиню Робин Райт.

via GIPHY

Многим зрителям такая идея показалась абсолютно идиотской, однако в предыдущих сезонах было развешано слишком много заряженных ружей, чтобы просто все свернуть. Кроме того, в романе-первоисточнике прототипа Андервуда тоже убивали. Это вселяло надежду, что сценаристам придется не так уж много переписывать. К сожалению, конечный результат напоминает концерт, на котором нет дирижера, а музыкантам раздали разные ноты.

Самое обидное, что все вводные для интригующего и захватывающего финального сезона были. Клэр Андервуд президентствует два месяца и проблем у нее навалом. Влиятельное семейство Шепардов указывает, какие законы подписывать, журналисты продолжают копаться в махинациях ее покойного мужа,  бывшие союзники Фрэнка уже плетут заговоры, а многих американцев в принципе не устраивает, что в Белом доме главной оказалась женщина. Не забыли сценаристы и об актуальной повестке: раздел сфер влияния в Сирии, скандалы про тайные связи представителей американского политикума с РФ и слежка за людьми с помощью приложений.

Однако потенциал ни одной сюжетной линии не реализован от слова «совсем». Более того, сюжет в финале «Карточного домика» представляет собой уникальное явление. С одной стороны, на протяжении восьми эпизодов персонажи старательно толкут воду в ступе. С другой, история постоянно куда-то спешит, и между разными эпизодами могут проходить недели. Это же обнажает вторую огромную проблему финала «Домика».

Он напрочь потерял главное достоинство первых сезонов — интересные многоходовые комбинации и неплохую демонстрацию психологического аспекта манипулирования людьми. Интриги Клэр в финальном сезоне выглядят примитивно, а их итоги —неправдоподобно. Если в первых сезонах Фрэнк Андервуд убивал своих противников только в самых крайних случаях, то здесь неугодных протагонисту героев отправляют в расход без всяких последствий.

via GIPHY

Такой «ленивый» подход к закрытию сюжетных арок можно с большой натяжкой принять и простить: как не крути, авторам сценария пришлось очень многое переписывать буквально на ходу. Но что точно нельзя оправдать, так это обрыв истории на полуслове.

Здесь будет спойлер, без которого нельзя объяснить масштабы дилетантизма шоураннеров — да и времени с момента выхода прошло немало. Ближе к финалу Клэр, желая отвлечь народ от внутренних проблем, решает устроить заварушку на международной арене. Причем не просто устроить маленькую победоносную войну, как другие уважающие себя диктаторы, а сбросить ядерную бомбу. В ответ следует абсолютно немощная попытка отстранить сбрендившую миссис от должности. Затем следует вау-твист из категории «испанский стыд» от Дага Стемпера (мотивацию всех героев в финале очень штормит, а в случае бывшей правой руки Андервуда возникают подозрения на диагноз шизофрении) и … титры. И это в последней серии последнего сезона.

Максим Сорокин
«Карточный домик» задумывался как сериал о губительной природе власти — для всех, кто хочет постичь все ее максимы. Когда концентрат начали разбавлять продлениями, шоураннер Бо Уиллимон не выдержал и ушел еще в 2016 году. Но все же сериал имел в себе задачу изображения гениальных многоходовочек, изящных интриг. Словом, развлечения сильных мира сего. Когда же в последней серии появляется «ядерный чемоданчик», мы слишком поздно понимаем, в какой трэш превратился House of Cards за это время. Время утонченного кукловодства, игр сфер влияния и проч. закончилось — того и гляди в кадре покажутся летающие тарелки с пришельцами или нацистами с темной стороны Луны. Увы, нет, весело не становится.

Даже последняя сцена «Клана Сопрано» на фоне финала «Карточного домика» кажется цельным и логично завершенным произведением. Это уже не троллинг, а откровенное неуважение сценаристов к своим зрителям.

Еще один серьезный их промах — то, как именно поднята тема феминизма. Если такая история - расплата движения #MeToo, лучше бы ее вовсе не затрагивали. Одно дело, когда героиня самостоятельно побеждает возникшие трудности и препятствия, а другое – когда сюжет под нее прогибается и подстраивается. Робин Райт играет отлично, спору нет, но вся ее хорошая игра разбивается о глыбу сценарного идиотизма.

Максим Сорокин
Клэр Андервуд - одна из наиболее ярких личностей в сериале. Умная, хитрая и никогда не производящая впечатление красивой обложки-дополнения, которую принято именовать «первая леди». Бо Уиллимон и команда задумали чету Андервуд как взрывоопасный коктейль темпераментов, в котором нет первого и второго номера — лишь шаткий статус-кво равноправных партнеров, одинаково изощренных в интригах и непреклонных в достижении собственных целей.

Поэтому главный вопрос, который возникает к Клэр в шестом сезоне - кому и что вы пытаетесь доказать?  Цитируя еще одного гения политического менеджмента Тайвина Ланнистера: «Any man who must say, 'I am the king' is no true king». Так и случилось с героиней, на которую возлагали столько надежд. Это не феминизм и даже не реваншизм. Это юношеский максимализм, который пришлось снимать лучшим сериальным режиссером нашего времени вроде Алика Сахарона или Томаса Шламме.

Клэр говорит об окончании эпохи правления «белых мужчин среднего возраста». При этом нам не показывают ни проступков политического патриархата, ни действий первого президента-женщины по его реальному противодействию. Единственное исключение – Клэр увольняет кабинет министров и набирает новый исключительно из женщин. То есть, по мнению создателей «Домика», нужно не бороться с дискриминацией, а просто поменять в ней участников местами.

С персонажем Фрэнка Андервуда тоже обошлись странно. За весь сезон нам ни разу не показали его даже на фотографии. Зато в диалогах его вспоминают едва ли не через сцену без всякого адекватного повода и смысла. Невольно возникало мнение «прекращайте, давайте уже дальше»

Итоги подведем

Самым грамотным решением для Netflix было бы немного отшлифовать первоначальный сценарий и выдать его в формате книги. То что получилось в результате переработки сценария даже нельзя назвать концовкой — был просто выполнен госзаказ на финал. «Карточный домик» — далеко не первый сериал, который хорошо начал, а потом не сумел удержать заданную планку. Часто такие сериалы хотя бы имели хорошее завершение. Здесь нет даже этого, скорее попытка повторить антидостижение сериала Lost.

Максим Сорокин
Пожалуй, лучшим финалом «Карточного домика» была бы сцена празднования Дня независимости на военной базе, где первой женщине-президенту задает вопрос женщина-новобранец:

Madam President, do you actually have a plan?

17.11.2018
0
1 749