Бесконфликтность поколений: рецензия на фильм «Камон Камон» c Хоакином Фениксом

Отцы, дети и не только
6/10

Студия А24 была очень плодовитой на интересные картины в 2021 году: одной из таких картин стала «Камон Камон» (корректнее было бы перевести «Давай, Давай») Майка Миллса. Ее очень тепло встретили критики и зрители, которые успели посмотреть её в ограниченном прокате. Название картина получила в честь одноимённой песни The Von Bondies – и не просто так. Редакция Flashforward Magazine рассказывает, как фильм обыгрывает представленные в песне горевание и проблему коммуникации, а также как совмещает игровоое кино и документалистику.

Интервью

Самая интересная часть фильма – настоящие документальные интервью у детей. На протяжении всей истории мы слышим реальные записи детей из Детройта, Нью-Йорка, Нового Орлеана. Их спрашивают о проблемах, предполагаемом будущем, радостях и желаниях. И они говорят на те же темы, что и взрослые: расовая дискриминация, эйджизм, проблемы экологии, семейные ссоры, вопросы коммуникации. Естественно, святая простота детского изложения создает отличную картинку, что все это не пропаганда, ведь и акценты у детей другие. Поэтому, хоть мы понимаем, что снимали это взрослые с конкретными целями, детские рассуждения о жизни очень интересно послушать, даже во время финальных титров.

В этом всем «Камон Камон» очень сильно наследует документальный реализм Терренса Малика – тот проводил эксперименты с похожей формой в фильме «К чуду». Наблюдать за реалистичной импровизацией и фиксированием жизни действительно интересно. То же самое можно и сказать о сьёмках городов, которая формирует кинематографическую ценность операторской работы как наблюдателя жизни. Некоторые сцены – прекрасная чёрно-белая документалистика, фиксирующая разнообразную городскую жизнь.

Структура фильма также зависит от интервью. Мы реалистично путешествуем из города в город, следуя пути реальных записей. Порой можно забыть, что это не мокюментари, а гибрид игрового фильма и документалистики. И последняя здесь работает работает на отлично.

Отцы и дети

Сюжетная линия крутится вокруг отношений брата и сестры: Джонни (Хоакин Феникс) и Вив (Гэби Хоффманн). С одной стороны, они всё ещё «осмысляют» смерть умершей год назад матери. С другой – продолжают находится в напряжении из-за семейных неурядиц Вив и взглядов Джонни на всё это.

У мужа, с которым Вив больше не живёт, ухудшается психиатрическая болезнь, а потому их общего сына Джесси (Вуди Норман) приходится отдать на временное попечение Джонни. Поэтому большую часть фильма мы и наблюдаем Джонни в роли дяди/временного родителя Джесси.

А дальше у нас по плану проецирование внутренних конфликтов и ран в эти отношения с последующим формированием настоящих сыновье-отеческих связей. Ход банальный, но здесь понятный и работающий, ведь именно Джесси, своей непосредственностью и наивностью, провоцирует Джонни встретиться с собой.

И тут выдаёт себя опыт Майка Миллса, с его размышлениями об отцовстве. И фильм комментирует не только факт травмы болезненного жизненного опыта, но и роли преемственности, конфликтов и взаимодополнения поколений. В этом плане фильм толкает на размышления более глубокие, чем показано на экране.

Особенную роль в этом осмыслении семьи и принадлежности играет память, а потому вечно присутствующий в кадре микрофон с диктофоном находятся там не просто так. В каком-то смысле, это фильм о звуковой памяти, поэтому звуки и музыка вплетены в ткань повествования как действующие лица.

EQ как новый черный

Одной из ключевых тем «Камон Камон» выводит путь к самовыражению и способности выстроить мост с ближним. Банально до оскомины, но фильм старается показать, насколько это сложный путь, особенно если существующий опыт общения и близости уж никак не положителен. Но Джесси, в лучших традициях профессионального психолога, помогает Джонни научиться говорить о важном: о своих эмоциях, просить прощения, задавать вопросы. А магия заключается в том, что эмоционально зрелый человек в то же время остается ребёнком со своими детскими слабостями и нуждами.

Сами по себе отношения Джонни и Джесси – терапевтическая дружба, где два человека движутся навстречу себе. Фильм учит мужским отношениям разных поколений – но не как фильмы Клинта Иствуда про отлитых из стали мужских характерах, а скорее показывает пути уязвимости и твёрдости.

Совмещая маленькую школу эмоционального интеллекта «Камон Камон» вводит нас в мир детей. Лента выстраивает пространство уязвимости, где «ok boomer» и «kids these days!» просто превращаются в бла-бла-бла-бла, из-за которых прорывается искренность встречи. Вступительные разговоры ни о чём тоже нужны, но наступает момент, когда нужно говорить о наболевшем.

А что не так?

Есть и несколько вопросов к фильму.Во-первых, в чем идея монохрома? Здесь не было исторической предпосылки «Манка», общего повествовательного тона «Небраски» или ранней концептуальности Джармуша. В нескольких сценах это было уместно, но это не оправдывает общую форму, а потому начинает попахивать маньеризмом в стиле «Смотрите: артхаусный фильм!».

Первая часть истории местами кажется затянутой. С одной стороны, всем нужно пространство для развития. Но, в отличие от «Манчестер у моря», в «Камон Камон» не чувствовалось магии ежедневности.

Смотреть или нет?

Фильм однозначно полезный, необычный и мотивирующий к встрече с собой. Кроме того, он не вульгарно бросает вызов коммуникации между поколениями. Мы ведь нужны друг другу, мы часть нашей общей истории, которую мы призваны напоминать. Кроме того, где ещё вы увидите 10-ти летку, развлекающегося Реквиемом Моцарта по утрам?

Is it safe to say c'mon, c'mon
Was it right to leave c'mon, c'mon
Will I ever learn c'mon, c'mon
C'mon, c'mon, c'mon, c'mon