Cоциология будущего vs Ханна Монтана: рецензия на 5 сезон "Черного зеркала"

Рог изобилия сериалов 2019-го выдал очередную порцию счастья — пятый сезон “Черного зеркала”, который поклонники сериала-предостережения ждали со времен выхода “Бандерснэтча”. Порция уже не такая большая, как в прошлые годы — Чарли Брукер вернулся к первоначальному объему в три серии, но ничего революционного в ней нет. Пятый сезон выдержан в духе 3-го и 4-го сезонов с их узнаваемой эстетикой будущего и не без любимых пасхалок. Редакция Flashforward Magazine разбирается, что вообще хорошего принес пятый сезон Black Mirror и почему Чарли Брукеру пора в долгий отпуск.


Бросок гадюки (Striking Vipers) — переизобретая сексуальность

Пятый сезон Black Mirror впервые за долгое время поднимает действительно реалистичный и важный вопрос недалекого будущего — что делать с виртуальным сексом? Действие “Броска гадюки” разворачивается в стандартном сеттинге “Черного зеркала” с ультратонкими смартфонами и височными девайсами для погружения в виртуальную реальность.

via GIPHY

Одинокий Карл знакомит своего женатого друга Дэнни с устройством, которое позволяет полностью погрузиться в файтинг Striking Vipers в духе Tekken. Несмотря на то, что Карл и Дэнни гетеросексуалы (вроде как), в игре у их женского (Карл) и мужского персонажей (Дэнни) завязывается бурный роман. Чарли Брукер убедительно показывает, что ждет человечество в ближайший десяток лет. Герои не знают, как разобраться в своих чувствах (мы теперь геи?) и как совместить секс в игре с реальной жизнью. Тема — орешек для социологов будущего.

Максим Сорокин
Striking Vipers — и правда одна из лучших серий “Черного зеркала” за долгие годы, ведь она возвращает сериалу его первоначальную задачу — быть визионерским предостережением. За время работы Чарли Брукера и Netflix сериал во многом стал сатирой на современные мании и фобии человечества (что хорошо), но перестал смотреть вперед. Из него почти исчезли сложные этические вопросы о том, насколько фриковой будет наша жизнь с новыми технологиями по сравнению с нынешним состоянием.

В этом плане “Бросок Гадюки” напоминает серию The Entire History of You, ведь тоже показывает, что крепкие отношения могут пострадать из-за технологического решения. Однако, если в своем “британском периоде” Брукер абсолютно не стеснялся быть беспощадным к зрителю, но теперь вынужден клепать разочаровывающие хэппи-энды для американцев.

Итог 8/10, минус за хэппи-энд

Читайте также: наша рецензия на "Черное зеркало: Брандашмыг"

Осколки (Smithereens) — ретроградная скука

Второй эпизод сезона в чем-то перекликается с Shut Up and Dance третьего сезона. Действие разворачивается в наши дни (2018 год) и тоже демонстрирует угрозу смартфонов (не надоело ли?). Поехавший после гибели жены Крис вылавливает сотрудников корпорации Smithereens под лондонским офисом. Его цель — через сотрудника пробиться к главе компании Билли Бауэру, чтобы зачитать ему свой манифест против новых технологий.

Серия демонстрирует избитые самим же “Черным зеркалом” утверждения: корпорации становятся сильнее полиции и спецслужб, а чрезмерное увлечение приложениями — это плохо, пнятненько?

Максим Сорокин
Smithereens выглядит как серия, написанная на скорую руку лет эдак семь назад. Она лежала в глубинах папки “будущие эпизоды” на ноутбуке Брукера так долго, что успела покрыться плесенью. Минималистичная стилистика, кадры суровой английской природы с линиями электропередач выдают в ней ранние серии Black Mirror, как и концентрация на личной драме одного очень британского персонажа. Но при этом она не вызывает у зрителя, который смотрит уже пятый сезон Black Mirror, абсолютно никакого переживания. Все уже пережевано, пугающее будущее не просто наступило, но и успело стать буднями.

Эндрю Скотт идеально справляется с ролью истеричного и разочарованного во всем “маленького человека”, но это никак не спасает “Осколки” от полной несостоятельности. Некоторым идеям все же стоит оставаться нереализованными. А самому Чарли Брукеру, которого явно утомил стахановский темп работы, явно пора в отпуск.

Итог 4/10, все очень плохо.

Рэйчел, Джек и Эшли-Два (Rachel, Jack and Ashley Too) — самоцитирование Ханны Монтаны

Ремейк истории Ханны Монтаны в будущем сняли, наверное, для того, чтобы компактно разместить кучу пасхалок и отсылок к другим сезонам “Черного зеркала” и даже к “Бегущему по лезвию 2049”.

Максим Сорокин
Хотя главная причина, зачем делать такой примитивный эпизод — какое-то продавленное Netflix требование снять серию с Майли Сайрус. Чарли Брукер поступил здесь как типичный герой своего сериала — прогнулся, стерпел и написал на коленке простой как бревно сценарий, будто взятый из голливудских молодежных фильмов начала “нулевых”. Но в качестве оправдания перед собой и перед фанатами действительно наполнил серию пасхалками. Их поиск намного интереснее самой истории.

Первым делом — куда же без песни Ирмы Томас Anyone Who Knows What Love Is. Она впервые прозвучала в “Черном зеркале” в серии “15 миллионов наград” первого сезона, потом став главной пасхалкой. Ее можно услышать в “Белом рождестве”, “Крокодиле”, “Людях против огня”. Пятый сезон Black Mirror не мог остаться без нее, и, конечно, ее исполняет героиня Майли Сайрус.

Эшли О — ультра-модная популярная певица с идиотскими песнями, рассчитанными на девочек пубертатного периода, и теткой-продюсеркой, которая держит героиню на антидепрессантах. Не зря — ведь без них Эшли не хочет петь до жути модные джинглы об успехе и вере в себя, а пишет стихи о страданиях. Параллельно тетка выпускает смарт-кукол с записью сознания Эшли для поклонниц, а потом вводит племянницу в кому, чтоб та не мешала зарабатывать деньги. Хэппи-энд не за горами — фанатка Эшли и ее сестра с помощью одной из таких кукол спасает героиню Майли Сайрус.

Максим Сорокин
Rachel, Jack and Ashley Too можно трактовать по-разному. С одной стороны, перед нами слабенькая коллаборация инфлюенсера и бренда, в которую забыли добавить ценность для потребителя. Да, зрителю “перепаковали” историю о жестокой изнанке американского шоу-бизнеса, интегрировав селебрити с брендом “Черного зеркала”. Но где паранойя? Где ощущения переживания и тревоги от угрозы технологий? Серия могла бы показать, как Эшли-Два сходит с ума, пока “хозяйка” сошла с  антидепрессантов и лежала в коме. “Умная колонка” в розовом парике могла вполне сойти за диджитал-аналог куклы Чаки со всеми вытекающими, но стала лишь унылой частью двухмерного сценария.

С другой стороны, Чарли Брукер мог сознательно пойти на такой шаг — мол, сама атмосфера бездарности  является глобальной отсылкой и критикой всей шаблонизированной повседневности. Правда, если Nosedive выполнял такие задачи красиво и тревожно, Rachel, Jack and Ashley Too делает это настолько незаметно, что этого, скорее всего, нет.

Серия плотно пропитана вселенной “Черного зеркала”, которая к пятому сезону все-таки стала единой. Это упоминание Сан-Джуниперо, рэпера Таска, пострадавшего от атаки автономного дрона-насекомого в Hated in the Nation, шоу “Море спокойствия” из Nosedive.

Сама по себе история Эшли О поверхностна и проста, непонятно, где тут угроза технологий, ведь эксплуатация экранного образа не привязана к определенным технологиям будущего. Наоборот, копия сознания тут только помогает спасти оригинал, действуя вопреки стереотипам о восстании машин.

6/10, оценка в основном за пасхалки

Читайте также: наша рецензия на 4 сезон «Черного зеркала»

Итог

Как ни прискорбно, но время “Черного зеркала” уходит и, возможно, Чарли Брукеру пора остановиться. Сюжеты серий и локации слабо отличаются друг от друга, вышедший в конце 2018 года “Брандашмыг” вовсе выпадает из вселенной сериала. Ценность ЧЗ была в хлесткости и мрачности, и едва ли проект сохранит все это, если продолжит находиться на ежегодном конвейере. “Черный музей” четвертого сезона был идеальной финальной серией, но что-то пошло не так. Но за виртуальных геев Брукеру спасибо.

Лев Шевченко Страница автора в интернете

Ваш гид по миру пост-будущего