Апофеоз войны: рецензия на фильм «1917» Сэма Мендеса

Война одним кадром
8/10

Лента «1917» стала одной из главных сенсаций этого киносезона, если не самой главной. До премьеры она воспринималась как еще одна военная драма. Даже с учетом талантливейшего режиссера Сэма Мендеса, снявшего великолепную «Красоту по-американски», обоймы звезд в касте и одного из лучших операторов современности Роджера Дикинса фильм расценивался в качестве «еще одной голливудской военной драмы».

Однако уже после первых показов на «1917» посыпались восторженные отзывы от критиков и зрителей, «Золотые глобусы» и награды голливудских гильдий, а вскоре и подоспел статус одного из фаворитов «Оскара-2020».

Если вам интересно, оправдан ли такой прием, то мы сразу отвечаем однозначно утвердительно. Более того, картине Мендеса под силу стать новым золотым стандартом и примером для подражания всем постановщикам военных фильмов, каким в свое время стал «Спасти рядового Райана».

Ничейная земля

События картины разворачиваются в апреле 1917 года, когда боевые действия на Западном фронте начали переходить от позиционного противостояния к активным маневрам. Британское командование узнает, что недавнее отступления немцев с удерживаемых позиций было тактической уловкой. Это означает, что отправленный завтра утром в наступление соседний полк попадет в ловушку и, скорее всего, будет полностью уничтожен. Телефонной связи с ним нет, поэтому приходится по старинке посылать двух гонцов с депешей отменить атаку.

В плане концепции «1917» – чистый road movie про путешествие из точки «А» в  точку «Б». Походу дела протагонисты посещают разные локации, встречают дружественных персонажей, враждебных статистов, а все происходящее легко поделить на условные эпизоды. Причем  происходящее грамотно завернуто в  оболочку из триллера. Едва герои покидают родные окопы, начинает нагнетаться саспенс, присутствующий с небольшими передышкамми вплоть до кульминации. Хотя стрельбы и взрывов в фильме не так много, ты прекрасно понимаешь, что герои идут по зоне боевых действий, где смерть может прятаться за каждым кустом и углом.

Картинка в ущерб смыслу?

«1917» уже поделил аудиторию на два больших лагеря. Одни просто в восторге от картинки и эффекта «одного дубля». Другие же считают, что фильм заслуживает наград только за технические номинации. Дескать, сюжету и диалогам не хватает глубины, персонажи не раскрыты и нет морали.  Однако все это может быть не багом, а фичей. Сэм Мендес, подобно Кристоферу Нолану два года назад, мог и задумать свою ленту как максимально непохожую на классические военные драмы.

Читайте также: наша рецензия на «Дюнкерк» Кристофера Нолана

Протагонистам не хватает раскрытия? Зато они представляют собой отличный срез среднестатистического солдата той войны – часто еще молодого мальчишки, выращенного на рассказах о доблести. Причем если один герой повоевал немного дольше и уже смотрит на все происходящее с большей долей цинизма и осторожности, то второй все еще не лишился штатных «розовых очков» и даже испытывает пиетет к медалям.

«1917» – произведение в первую очередь про акцент на конкретном месте и моменте действия, и сценарий с диалогами для такого подхода вполне подходящие.  Сэм Мендес не стал вкладывать в уста своим героям  неоднократно озвученные в десятках фильмов и сотнях книг очевидные тезисы про губительность и бессмысленность войны. Вместо этого он просто погрузил в нее на два часа, оставив зрителю самому делать выводы. Кто-то увидит в нем просто аттракцион, демонстрацию возможностей современных технологий кинематографа и повод заплатить сверху за билет в IMAX. А для кого-то картина станет важным высказыванием, подталкивающим к размышлениями.

Эффект присутствия

О главной особенности фильма – эффекте «одного дубля» – можно говорить долго. Но как бы это банально ни прозвучало – это как раз тот случай, когда «лучше один раз увидеть». Сравнения с «Бердменом» будут не совсем уместным, поскольку там основное действие происходило в закрытой локации.  В «1917» он отдаленно напоминает манеру съемки документальных реалити, когда оператор постоянно снимает героя спереди или сзади. На первых порах даже возникает чувство, что герой вот-вот сломает четвертую стену.

Съемка без видимых монтажных склеек крайне трудна хотя бы тем, что нельзя опустить какие-то скучные моменты вроде преодоления колючки или обхода особенно большой воронки. Впрочем, камера порой «хитрит» и отстает от героев, чтобы показать широкий план. Она выхватывает очень красивые ракурсы весенней природы Северной Франции, на фоне которой кучи трупов, руины и стрелянные гильзы снарядов выглядят еще более чужеродно.  

Будет уместным и сравнение с видеоиграми, а именно с Call of Duty или Battlefield, где мы видим все только из глаз героя. Но здесь погружение пожалуй даже лучше, ведь в играх мы до конца не верим в демонстрируемую картинку, ведь видим в первую очередь наборы пикселей.

В сухом остатке

Многие военные драмы часто акцентируются на демонстрации каких-то важных сражений или операций, в которых героям, пускай и ценой больших потерь, удалось чего-то добиться. А это делает эти же фильмы своеобразными одами воинам, даже если автор такого и не задумывал и вообще хотел продвигать пацифизм. То же мы могли наблюдать в «Спасти рядового Райана» или даже «Дюнкерке».

«1917» по духу ближе к «Тропам славы» или «Железному кресту». Он просто показывает небольшой локальный эпизод, которые могли происходить ежедневно по нескольку раз (качество связи было действительно отвратительное, так что офицерам приходилось доставлять приказы голубиной почтой или вот такими гонцами). Фильм умудряется показывать войну с неожиданного ракурса – это не только смерть товарищей, но и тяжелый труд и утомительные переходы. А в конце нас и вовсе «добивают» справедливой мыслью, что победа или поражение сегодня ничего не значат, ведь война продолжит собирать свою кровавую дань до последнего.